Хауншелл и Смит: Наука и корпоративная стратегия, R&D компании DuPont

Конспект книги "Science and Corporate Strategy: Du Pont R&D, 1902 – 1980" авторов David Hounshell и John Kenly Smith. Издательство Cambridge University Press, 1988. Книга об истории корпоративной стратегии компании DuPont, строящейся вокруг развития научно-исследовательской деятельности корпорации.

Свою первую лабораторию научно-исследовательских разработок (R&D) компания DuPont организовала для испытаний динамита и других взрывчатых веществ в «Eastern Laboratory» в 1902 году. И эта инициатива за короткое время себя полностью оправдала, дав ощутимые результаты в расширении бизнеса. (2)

«Фабрика изобретений» Томаса Эдисона является, возможно, самым ярким примером американских R&D-лабораторий. Хотя многие современники и биографы называли Эдисона вдохновленным изобретателем-одиночкой, он, главным образом, был лишь хорошим управленцем в организации новых разработок. В 1876 году он основал лабораторию в Менло Парке (Menlo Park, New Jersey) и объявил всему миру, что отныне эта лаборатория будет делать «одно небольшое изобретение каждые десять дней и одно большое каждые шесть месяцев или что-то вроде этого». Парадоксально, что годы, когда лаборатории Эдисона были очень успешны, как раз совпали со временем бурных открытий и технологического прогресса, и американская общественность верила, что все эти открытия принадлежат отдельным изобретателям-одиночкам, а не командам инженеров и ученых. Историки назвали этот период «эрой героических изобретений». Успехи Эдисона и его непревзойденный талант манипулировать прессой в своих интересах сделали многое для закрепления этого растущего мифа о героических изобретениях в Соединенных Штатах. (2-3)

Томас Эдисон

В конце 19 века немецкие компании, такие как Bayer, занимали до 90% мирового рынка химических красителей. Красители стали важной необходимостью в мире, где сильно начинал доминировать консьюмеризм [потребительство]. Менеджеры компании Bayer неоднократно пытались различными способами привлечь академическую науку к своим коммерческим проблемам. К 1890 году директора Bayer одобрили строительство большой модернизированной лаборатории, полностью оснащенной новым оборудованием, всеми необходимыми материалами и даже хорошей библиотекой. Именно этот образец лаборатории Bayer и стал впоследствии широко копироваться в Германии и других странах.

Открытие лаборатории Bayer ознаменовало собой конец долгого периода экспериментов и поиска того, как наилучшим образом использовать науку для решения индустриальных проблем, и это стало началом эры, когда индустриальные научно-исследовательские разработки полностью институционализировались. R&D заняло свое место, наряду с производством и продажами, в тройке основных корпоративных функций современного бизнеса, которые требуют надлежащего управления. Первая исследовательская лаборатория Bayer не была совершенной, однако она продолжала развиваться все последующие годы. Вместе с Bayer в эти годы параллельно развивалась и компания BASF, которая добилась больших успехов в проведении химических исследований и разработок за счет своей стратегии «массивной научной работы», что противопоставлялось идее индивидуальных работ ученых. Впоследствии, многие из американских пионеров, включая и DuPont, взяли основные принципы проведения научно-исследовательских разработок именно у Германии. (4-5)

«Успех» в промышленных исследованиях и разработках часто связан с возвратностью к инвестициям. Это означает, что результаты лабораторных разработок должны реализоваться через массовое производство для достижения коммерческой выгоды. Это проблема была одной из самых важных для DuPont, и менеджеры долго не могли найти простую формулу для достижения этой цели. Однако, вскоре Пьер Дюпон и его команда все-таки поняли, что ключевым ингредиентом успешных промышленных разработок является продолжаемость. (8)

В период между 1902 и 1911 годами компания DuPont экспериментировала с двумя различными подходами к осуществлению промышленных разработок. С одной стороны, компания следовала стратегии достижения краткосрочных коммерческих целей, тесно работая с производственными подразделениями. Эта стратегия децентрализовала исследовательскую работу в «Eastern Laboratory» и быстро показала свою эффективность, принося прибыли для компании. С другой же стороны, компания стала продвигать «общую» или «центральную» научно-исследовательскую лабораторию «Experimental Station», которая взяла стратегию осуществления долгосрочных и высоко рискованных исследовательских проектов, которые не были связаны с немедленным производством. Руководители компании, такие как Пьер Дюпон, уверенно поддерживали эту стратегию, веря в то, что потенциальная награда за эти исследования покроет риски позже. Несмотря на проблемы при осуществлении исследований в «Experimental Station», руководители DuPont не желали сворачивать это направление, даже в тяжелые финансовые времена. И со временем, эта работа, в частности в военном направлении, сформировала репутацию компании DuPont как лидера в военной науке и технологиях. Разработка бездымного пороха стала важным достижением компании, и его продажи спасали компанию в тяжелые времена. 

Лаборатории Дюпон

Полная реализация подобных неосязаемых выгод и преимуществ лежала в будущем. Многие из руководителей DuPont поняли это и стали демонстрировать свою поддержку долгосрочным и высоко рискованным проектам, но которые обещали и высокую награду. Этот подход стал отличительным признаком R&D-стратегии DuPont и в последующие годы. В течение следующих десяти лет R&D-стратегия DuPont стала смещаться все больше от модели в «Eastern Laboratory» к централизованному осуществлению научно-исследовательских разработок под единой структурой. (54-5)

Первая Мировая война стала одной из важнейших вех в истории компании DuPont. Спрос на порох со стороны европейских воюющих государств очень быстро принес беспрецедентные прибыли компании. В одном только 1916 году компания DuPont смогла заработать больше денег, чем во все предыдущие годы вместе взятые со времен основания компании. (76)

DuPont и другие американские производители химических красителей усиленно лоббировали защиту своего рынка от сильных немецких крупных химических концернов. В конце концов, в 1922 году президент Уоррен Гардинг утвердил тариф Фордни-Маккамбера (Fordney-McCumber Tariff), который позволил защитить развивающееся в США органическое химическое производство. (95)

Наем немецких химиков после Первой Мировой войны существенно усилил позиции DuPont, так же, как и тариф [Фордни-Маккамбера]. Компания перестала терпеть убытки. Это позволило DuPont в 1930-е годы получить опыт и расширить свою компетенцию в органическом синтезе, что позволило компании развивать новые продукты и увеличивать прибыли. (96)

К концу 1920-х годов DuPont стала проводить политику агрессивной диверсификации бизнеса. У компании сформировалось десять индустриальных подразделений, производящих взрывчатые вещества, пластик, красители и органические химикаты, пигменты, вискозу и целлофан, тяжелые химикаты, аммоний, электрохимикаты и фотографическую пленку. Компания DuPont стала химической империей, войдя в десятку крупнейших компаний Америки и превратившись в лидирующего химического производителя страны, главным образом, через поглощения других компаний и технологий. (119)

В этот период коммерциализация, а не наука и изобретения, вышла на первый план. Компании уже не было необходимости полагаться на непрогнозируемый процесс изобретений для открытия новых возможностей. Возможности теперь были повсюду. Америка предоставляла огромный рынок. Американцы, все больше превращающиеся в консьюмеристов, свободно тратили деньги на всевозможные товары. И конечно же, двадцатые были декадой автомобиля. Количество машин на дорогах Америки возросло с 8 миллионов в 1920 году до 27 миллионов к 1929 году. Этот огромный рост автомобилей создал рынок для всех видов химических продуктов от красителей до пластика и других нефтепродуктов.

DuPont инвестировала в автомобильную индустрию еще в 1917 году, когда у компании сформировался излишек денег от сверхприбылей на Первой Мировой войне. Компания выкупила долю General Motors и уже к 1919 году нарастила ее до 33%. (127)

Огромный успех компании в разработке нейлона снова стимулировал руководство DuPont расширять научно-исследовательские разработки. Однако, во многих отношениях война впоследствии приостановила пыл DuPont после того, как в обществе вокруг компании стал формироваться образ «торговцев смертью» («Merchants of Death»), а в Конгрессе даже прошли по этому поводу слушания в Комитете Ная (Nye Committee hearings). (317)

Во время Второй Мировой войны правительство США стало финансировать коммерциализацию полимеров для замены недостаточных натуральных материалов и развития новых технологий. Это привело к широкому распространению полимерных технологий, в которых у DuPont уже был наработан существенный опыт. Однако другие компании стали быстро догонять пока DuPont была занята ханфордскими плутониевыми разработками в рамках «Проекта Манхэттен». (327)
 
Еще в 1916 году руководители DuPont включили фармацевтическое направление в свою основную программу диверсификации, однако текущие проблемы с коммерциализацией красителей заставили компанию отказаться от фармацевтики. В конце концов, только в конце 1960-х годов руководители DuPont осознали, что единственным способом догнать ушедшую вперед фармацевтику остается поглощение готовых компаний. Однако, к этому времени приобретение развитой фармацевтической фирмы уже стало проблематичным, так как этот бизнес стал одним из самых прибыльных и быстроразвивающихся в США. DuPont смогла купить компанию Endo Laboratories, которая, однако, оказалась слишком маленькой для достижения быстрого роста. (446)

Многие аналитики считали, что химическая промышленность созрела и уже достигает своего потолка. Вторая Мировая война сильно ускорила этот процесс, усилив распространение ноу-хау в этой индустрии. Один из аналитиков DuPont утверждал, что из-за войны, несмотря на большие усилия DuPont в научно-исследовательских разработках, конкуренты смогли извлечь столько же, а может даже и больше выгод, и из-за этого DuPont утратила свои уникальные преимущества в общем технологическом развитии. Компании Celanese, Hercules, Dow, Monsanto и Union Carbide очень быстро приближались. (510)

Главным вопросом, ставшим перед руководством компании в 1970-х годах, стало – чем теперь занять огромную армию ученых и инженеров количеством в 5000 человек. И одним из ответов было снижение уровня научно-исследовательских разработок компании, что DuPont и осуществило. В результате, уровень R&D-расходов компании снизился до 3,3% в 1979 году. Другие американские химические компании аналогично снизили свои затраты на новые разработки, так как индустрия продолжала сжиматься. Это позволило DuPont все еще оставаться лидером в R&D. (573)

К концу 1970-х годов самое большое внимание в научных и бизнес- кругах США стала привлекать все более развивающаяся тема рекомбинантного ДНК. Финансирование этого сектора со стороны правительственного Национального Института Здоровья выросло практически из ничего в 1975 году до 100 миллионов долларов в 1979 году. Крупнейшие фармацевтические компании усилили свои научно-исследовательские разработки в области генетического инжиниринга, однако DuPont не участвовала в этой бурно развивающейся области науки и новых технологий. В 1979 году сельскохозяйственные химикаты и фармацевтика составляли не более 5% продаж DuPont и около 10% доходов. При этом 80% всего этого составляли сельскохозяйственные химикаты. (589)

 

Дополнительно: